Налет «банды путешественников»

(газета "Культура" лето 1994 года).

Мой первый материал о группе "Сергей и Бродяги". Никогда не забуду то московское лето 1994 года…

Кантри-фолк-рок-группа «Серж и путешественники» произвела настоящий взрыв на рынке кантри-музыки в Москве. «И откуда они взялись такие?»—злобствовал один иэ музыкантов круто конкурирующей московской блуграсс-груп-пы. «Джорней-бенд» («Путешественники») стала чемпионом по количеству концертов, обойдя немногочисленные команды этого жанра на несколько порядков, Судите сами: вот уже два месяца «Путешественники» ставят буквально «на уши» посетителей «Американского бара», что на Триумфальной площади, и это при том, что у музыкантов не было ни одной ночи отдыха. В таком цейтноте не работает сейчас в Москве никто. (Конкурирующие группы выступают, дай Бог, раз в неделю). Так что в маленькой стране русского кантри назревает очень большой кризис.

Постоянно повышающийся спрос на «Путешественников», на мой взгляд, говорит о том, что информация о мире кантри в народных массах распространяется с большим трудом. Однако уже десятки людей разного происхождения посещают «Америонский бар» только ради слушания, подпевания и подтанцовывания» «Джорней-бенд», а уж пиво и закуски—дело десятое.Буквально на днях в два часа ночи публика устроила забастовку, не желая покидать «Американский бар», требуя новых песен и запихивая в ковбойские шляпы стодолларовые купюры. Увы, закон бара—есть закон бара. Пришлось-таки оставить заведение.В двух словах о музыкантах. Сергей Кутьин—вокалист, лидер группы. Поет—да еще на барабанах щеточками отстукивает. Сам из Иванова, где, может быть, и по сию пору играла бы группа «Акустик Кантри-бенд», если бы сам Кутьин в столицу не умотал. Теперь «город текстильных невест» лишился и «кантрухи», и еще одного мужчины. Но Кутьин об этом не жалеет.Андрей Гольцин — банджист-самородок, без чьей-либо помощи-учебы профессионально освоивший пятиструнное банджо и неплохо играющий на губной гармонике. Так уж получилось, что он оказался племянником Марку Бернесу, и «дядя Марк» будущего банджиста Андрюшу не оставлял своим вниманием. А вообще-то Гольцин— зообиолог. Много лет заведовал птичьим питомником Московского зоопарка, знает абсолютно все, что известно современной науке о соколах, орлах и другой летучей живности.Тимур Ведерников, молодой (двадцатилетний) гитарист и «добро»-гитарист, излучает невероятную энергию, заводя публику на всю катушку. Судьба его закинула в столицу из знойно-древнего Самарканда, где кантри не играют и теперь уже вряд ли будут, так как Тимур не настроен возвращаться в родные пенаты.Миша Блинов играет на контрабасе—инструменте весьма большом и уважаемом, с транспортировкой которого у хозяина почему-то никогда не бывает никаких проблем. (Его контрабас даже в малолитражку влезает).И, наконец, Ян (просто Ян) — мандолина, аккордеон и иногда гитара. Стоял бы в баре рояль — он играл бы рок-н-ролл на рояле. Ян ни на минуту не расстается со своим плейером и бесконечно слушает хорошую музыку, даже во сне. Музнаркоман, в общем.

Вот такие они, «путешественники». Каждый владеет несколькими инструментами, но любит только один свой. Даже Кутьин любовно относится к своему старому, побитому барабанчику и щеточкам. Ударник кантри-музыкального труда, одним словом. Впрочем, ребята играют не только кантри — это было бы скучновато Здесь и рок-н-ролл, и рокабили, и фолк, и рок, и блуграсс и даже русские народные песни вкупе с романсами. Короче, публика в восторге, да и музыкантам приятно, когда под шквал аплодисментов наполняется разномастными купюрами ковбойский стетсон в «Американском баре» еженощно с одиннадцати до двух. Добро пожаловать!