Хождение за дальнюю границу

газета «Культура», 20 августа 1994 г.

Я люблю этих ребят из группы «Файн-стрит». Единственные кантристы—рокеры питерской школы. Теперь представляют поп-роковую питерскую группу «Кафе», выпустили три лазерных диска, имеют хит «Товарищ-сержант, три часа до рассвета…», напоминают Макса Леонидова либо группу «Секрет», это моё личное мнение. Часто выступают в московских клубах.

Середина лета преподнесла мне несколько неприятных сюрпризов, которые я постарался самолично компенсировать сюрпризами приятными. Например, несколько десятков киноведов и журналистов были лишены права посетить кинофестиваль «Балтийская жемчужина» в Риге и немало российских актеров иже с ними. В списках незваных гостей, которые вы сами знаете хуже кого, оказался и ваш покорный слуга.

Из-за прибалтов я уже было отменил свою поездку в Польшу на кантри-фестиваль «Кантри Пикник», который вот уже ровно чертову дюжину лет на рубеже июля и августа проводится в райском курортном местечке Мрагово, что на северо-востоке Польши. (Бывал я в этих местах в августе 90-го года с группой «Кукуруза». Потом здесь выступали «Рыжая трава» с Ларисой Григорьевой, снова «Кукуруза», Жанна Бичевская).

Все, что мне оставалось, когда узнал, что Рига «накрылась»,— это бежать из Дома кино на Белорусский вокзал (благо близко) и прыгать в ближайший поезд, идущий на Запад. Проводник обнаружил мое присутствие где-то в районе Голицына и, восхитившись моей наглостью (билеты в кассах отсутствуют перманентно), предложил мне покинуть поезд прямо на ходу, бросив такую крылатую фразу; «Как запрыгивал, так и выпрыгивай!». Однако, увидев в моих руках зеленые купюры с изображением Дж. Вашингтона, предложил мне холодного пива и, к великому его сожалению, верхнюю полку в купе.

Брест меня встретил тридцатью градусами в тени и полным безветрием. Прямо у вагона толпились люди, предлагая за бесценок всяческую еду и питье (среднемесячная зарплата белоруса — 10 долларов), и несколько водителей. Я их сразу прозвал «сталкерами»,

Итак, загорелый и симпатичный парень Юра предложил мне проследовать на его хорошенькой иномарке в вожделенную Польшу, Польской визы у меня не было и в помине. Виза — или «ваучер» для въезда в Польшу — была продана мне за один (I) доллар услужливым старичком на вокзале, и мы с Юрой рванули к польской границе. Простояв добрых четыре часа на КПП из-за потока страждущих посетить Польшу, любезный мой Юра подвез меня до ближайшей станции Тересполь и погрузил в грязный, заплеванный польский поезд, двигавшийся в направлении Варшавы, получив от меня среднемесячную зарплату жителя Белоруссии (см. выше).

Пять часов автор этих строк добирался в худшей вагонной сауне мира до Варшавы. Она похожа на Москву вот уже лет десять. Право, в 82-м она мне показалась европейским городом. Теперь этот конгломерат некрасивой стандартной архитектуры стал еще и грязной торгашеской тусовкой польских и СНГэшных челноков.

Лишь поздней ночью, на перекладных, сменив несколько кошмарных польских «дилижансов», я добрался до Мрагово. Более десятка тысяч фанатов на большой поляне слушали и созерцали своих кумиров. Здесь были польские «звезды» кантри музыки Томас Швед и Лонстар, рок-н-ролльщик из Шотландии Стэн Урбан со своим уникальным электронным клавесином и несколько групп из США, абсолютно не заслуживающих внимания. Моего, по крайней мере, ибо трудно было смотреть на эту самодеятельность.

Гвоздем программы стала группа из Петербурга «Файн-стрит». Я знаю этих ребят уже несколько лет, не раз гостил у них в Питере. По исполнительскому уровню, «драйву» они оставили далеко позади всех зарубежных коллег, показав европейцем и американцам класс игры. Это Сергей Ствродубцев — гибсон-мандолина и бэк-вокал, Леша Смирнов — соло-гитара, губная гармошка и лидер-вокал, Артур Кестнер—контрабас и бас-гитара, Игорь Бушуев — банджо. На ударных и иногда клавишных играют «сессионные» музыканты.

Только что группа выпустила свой первый лазерный диск, который уже стал раритетом. В записи на скрипке играет Сергей Мосолов из «Кукурузы» поет питерская джазовая певица. Группа работает на Санкт-петербургском супер-лайнере «Коммодор», который давно уже стоит в невских садах на приколе. Богатых иностранцев забавляют, короче.

Позабавились и поляки, любители кантри. Обоатно я ехал уже с «Файн-стрит» и очень даже к эмфортно: автобус до Варшавы и поезд до Питера. И толпы поклонников. Уважают наших «кантристов» в Европах!