Ой, люли-люли, или «Калинка» по-миннелевски

Газета «Культура», 11 июня 1994 г.

Без комментариев. Лайза Минелли — просто блеск!

Осторожно, двери закрываются, следующая станция—имени Лайзы Миннелли Наш паровоз, вперед летящий, наконец-то с двадцатилетним опозданием сделал очередную остановку в ГЦКЗ «Россия», где выступала несравненная Лайза.

Так уж случилось, что «новый русский», банкир Сергей Слепцов, как-то во время вояжа по Америке на каком-то очередном элитарно-фуршетном коктейле взял да и пригласил случайно присутствующую Лайзу в далекую и дремучую Россию. Пуркуа бы и не па! Ну и вот вам—суперпевица и актриса в Москве! Спасибо таким «Саввам Морозовым», что бы делала без них российская культура? Страшно представить!

Весь бомонд Москвы, просто интеллигенция и даже люмпены (последние не очень удачно) пытались прорваться на бродвейское шоу при стоимости билетов—официально—в среднем от 30 до 120 долларов, а неофициально... И вот вожделенное действо началось: фирма «Лиат-Натали Энтертейнмент» в лице народного артиста Иосифа Кобзона открыла вечер. В зале были и министр культуры Е. Сидоров, и сам виновник-банкир, заказавший музыку, и мэр Санкт-Петербурга А. Собчак, и наш московский голова Ю. Лужков, и еще некоторые «великие мира сего». Поприветствовав всех присутствующих, И. Кобзон призвал зал встать под звуки гимнов США и России. Мне показалось, что я спортсмен советской сборной на Олимпиаде, а стоящий миннеллиевский оркестр — американская сборная.

Короче, «веселится и ликует весь народ, ожиданье, нетерпенье»—и вот духовая секция заиграла, гитары и контрабас вторили друг другу и... на сцену выбежала ОНА, живая легенда. Действительно некрасивая женщина, ставшая предметом обожания и любви миллионов. В черном платье и накидке цвета фламинго с большим блестящим крестом. Именно этот крест станет предметом обмена (от души, конечно) с крестиком поклонницы Миннелли, которая прорвалась-таки к ней через все кордоны.

Начала Миннелли со своей «Блу скай» («Голубые небеса»), далее был знаменитый блюз «Год, блесс зе чайлд» («Боже, храни детей»), ну, а потом пошли хиты: «Кто любит нас», «А корабль плывет», «Тот человек, которого люблю», «Ну и что из этого» (эта песня не вошла в фильм «Кабаре»). И тут Лайза разговорилась. Она шутила, кривлялась крайне обаятельно, бегала по сцене, хотела запрыгнуть на рояль, но в последний момент передумала. Она рассказала о любимом Шарле Азнавуре и его песне «Портовая шлюха», тут же ее и исполнив. Потом— историю о двух дочерях, мать которых мечтает раздобыть 88 баксов (долларов), чтобы осчастливить своих чад. «Не правда ли, 88 баксов—крутые деньги», — сленгует Миннелли, иронизируя, конечно. Она вообще любит вольные тирады и сленг. «На разных языках»—песня о людях, как будто любящих друг друга, но говорящих о любви по-разному. Старая джазовая вещь Ирвина Берлина «Давай иди сюда» тоже незабываемо звучит в устах королевы Бродвея.

И вдруг на сцене появляется красивый бородатый и молодой мужчина в потрясающем белом костюме, садится за рояль и начинает петь «Весь этот джаз». Лайза представила его как свое последнее увлечение и коллегу по имени Билли Стрич. Они вместе спели бестселлер «У меня твой номер телефона», и гениальная дочь легендарной бродвейской Джуди Гарланд и выдающегося режиссера Винсента Миннелли покинула сцену, предоставив ее своей пассии.

Однако как ни очаровательно пел молодой человек свой джаз и блюзы, достопочтенная публика ерзала от нетерпения. Более пятнадцати минут многотысячная аудитория, вежливо аплодируя певцу-выручалочке ждала обладательницу трех суперпремий Бродвея «Тони», «Оскара», двух премий «Золотой глобус» и музыкальной премии «Эмми». Время шло. Лайза держала паузу, ожидание обострялось и... в самый пиковый момент — вот она, на сцене! Не начав петь, получает шквал аплодисментов за хорошо спланированное отсуствие.

В финале пошли суперхиты — «Кабаре», «Мани, мани, мани...», «Нью-Йорк, Нью-Йорк!», «Ода свободе души», Когда рояль уже ломился от букетов и Лайза собиралась покинуть скандирующую и по-бродвейски свистящую публику Москвы, она вдруг откуда-то вытащила потрепанный листок бумаги и, извинившись за произношение, запела нашу «Калинку» в своей же джазовой обработке. Ничего не напутала в словах. Особенно мило выходило у нее вот это «Ой, люю-ли, люю-ли! Спать положьите вы менья...» А на припев на сцену из зала был буквально вынесен Анатолий Собчак и начал выделывать кренделя, а там и Лужков не выдержал... Сияя улыбкой, Лайза прощалась с россиянами. Правда, впереди был перелет на правительственном самолете в Питер на эксклюзивный концерт. И обещания приехать еще. Обязательно!