"Дилижанс" в пути

Материал опубликован во всесоюзной газете «Культура» (Москва) в 1994 году. Там с !993 по 1996 годы я вёл музыкальную рубрику, совмещая свою журналистику с продюсерской деятельностью, что было крайне обременительно — сидеть-то на двух стульях! Я был очень доволен европейской поездкой и продуктивной работой в Голландии и Бельгии. Интересна личность американского бизнесмена Стена Корнелиуса — удачно спродюссировав в начале 90-х годов латышскую советскую певицу Лайму Вайкуле в Соединённые Штаты, мистер Корнелиус стал получать с неё дивиденты и занялся сверхприбылью — продажей газа, нефти и металлов из России на Запад. Тут-то в Москве подвернулся ему и я, с детской наивностью познакомив с талантливой тинэйджерской группой «Весёлый Дилижанс» из города Обнинска. Стен «просёк фишку» и быстренько заключил напрямую контракт с юными музыкантами. Вот уже более пяти лет музыканты группы проживают за океаном на более чем превосходных контрактах, получив вид на жительство, а вскоре им светит американское гражданство. Что ж, на ошибках учимся — говорю я себе в который раз.

А дорога оказалась длиннющей — и по времени, и по расстояниям. Так уж случилось, что бойкий менеджер из небольшого городка Зевенберген, что на юге Голландии, пригласил юношескую кантри-группу из небольшого городов Обнинска, что на востоке Калужской губернии, в свои нидерландские, точнее, брабантские пенаты. Пригласил не пиво с креветками пить, а на самый настоящий кантри-фестиваль, который проводится в провинции Брабант вот уже шестой год на центральной площади городка — Маркте. Группа называется «Веселый дилижанс», но своего личного средства передвижения не имеет. Так что сели школьники в обыкновенный поезд и укатили в неизведанные края. Правда, за плечами уже были поездка в США и Польшу и поездки по всему бывшему Советскому Союзу. Тут сложнее всего с контрабасом — из-за его величины. Однако владелец оного «кантри-баса», выпускник средней школы Андрей Мисихии мужественно исколесил Европу с этим инструментом да еще и играл на нем.

Куча пересадок в разных польских и германских городах — и вот «Дилижанс» прибывает в славный город Роттердам. В ожидании менеджера Джона Мелиссена ребята расчехлили инструменты и начали играть прямо на вокзале. Вдруг материализовалась тетенька-полисмен и стала выпроваживать юных российских школьников, хотя в ковбойские шляпы уже упали первые гульдены местных почитателей-послушйтелей. Тут наконец и дядюшка Джон появился, «упаковал» всех в микроавтобус—и вот он, Зевенберген.

В город съехались: канадская группа «Вестерлайс», британская певица Керри, ирландская «За кеттл компани», голландские группы «Кип ит кантри», «Роини вайт бенд», «Тендерфут», «Мисти блу», Джон Чимней, юный голландский гитарист и певец Вейлон, копирующий звездного Вейлона Дженнингса из США. Но только «Дилижанс» заставил во второй вечер фестиваля оторваться “пивных” слушателей от стульев и сорвал настоящий шквал оваций! С руководителем группы учителем Алексеем Гвоздевым мы наблюдали, стоя за звуковым пультом, как солистку группы шестнадцатилетнюю Наташу Борзилову буквально завалили букетами знаменитых голландских цветов.

А сколько было подарков! «Московский» поклонник группы, бизнесмен и продюсер Стен Корнелиус специально из Нешвилла США—через Лондон!—доставил на фестиваль уникальную стил-педал-гитару весом в восемьдесят кило и уникальную черную мандолину фирмы «Гибсон», аналогов которым нет в России! Стил-педал—в подарок тринадцатилетнему Саше Островскому, осваивающему близкий по строю инструмент «добро», а мандолину — двенадцатилетнему Сереже Пасову, к тому же еще и скрипачу. (Ничего себе подарочки—ценой несколько тысяч долларов! — невольно подумал я).

На следующее утро бельгийский продюсер Роберт Ван Юппер уже забирал «Дилижанс» в соседнюю Бельгию. Только прибыли в сказочный город Гент, как тут же—концерт в баре «Трефпунт» (что значит «Встреча»). Как всегда, аншлаг, и, как всегда, не отпускали со сцены полчаса. В общем, российские дети видели Бенилюкс из окон микроавтобуса: запись демокассеты в суперсовременной студии под Брюсселем, запись на двух национальных радиопрограммах в Брюсселе и съемки на детской телевизионной студии в Антверпене. Тут и взрослому-то не выдержать, а эти «гаврики» выдавали такое количество кантри-музыки, что журналисты начинали подтанцовывать и подпевать.

На Западе, приезжая в очередной город, бывший советский человек бежит в магазины, а потом—в лучшем случае в музеи и концертные залы. Так уж устроен. «Веселый дилижанс»—не исключение. Только бежали ребята не за тряпками и игрушками, а за инструментами. Барабанщику Мише Толстикову купили шикарные золотые тарелки аж за 220 долларов и еще палочки, суперпрочные и легкие. Наташе Борзиловой—испанскую классическую гитару. Дорогущую! Андрею Мисихину... нет, не новый «кантри-бас»— губные гармошки аж японского производства...

Но все когда-нибудь кончается. Переезд из Гента в голландскую Бреду, потому что бельгийские железнодорожники в этот день бастовали, затем — пересадка в Венлоо, а дальше—Германия, Кельн. Потом суровые восточногерманские пограничники что-то отмечают в паспортах, затем не менее суровые польские тоже что-то там черкают. В Варшаве у ребят кончились деньги—поездка-то ого-го какая! Ну и Алексей Гроздев, то бишь учитель, не растерялся, вывел талантливую музыкальную поросль на улицы, и... Посыпались миллионы злотых (миллионы—без преувеличения, рубль стоит тысячу злотых) в ковбойские «стетсоны». Так и доехали до Москвы.

Лишь об одном музыканте не упомянул я — об Илье Тошинском. Он—один из первых в группе, бессменный банджист, уже настоящий профессионал. За время поездки не упускал минутки, чтобы позаниматься на классической гитаре. Играл ночами—в поезде, на чердаке, во дворе. Оно и понятно—впереди были очень сложные вступительные экзамены на эстрадном отделении Гнесинского училища, которые он и сдал благополучно по приезде. Успехов вам, ребята. Доброго пути, «Веселый дилижанс»...